Hogwarts: The Bad Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: The Bad Blood » Архив флэшбеков » I'll show you the way I'm going


I'll show you the way I'm going

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название Флэшбека.
I'll show you the way I'm going
2. Место и дата действий.
Азкабан, зима 2032 года
3. Участники.
James Potter, Amelie Longbottom
4. Краткий сюжет
Бывает, что думаешь, будто ты всесилен и никто не может остановить тебя. Забываешь, что у дозволенного есть границы, ведь соблазн так велик и так сладко на вид то, что он предлагает. Но, достигнув желаемого, не всегда получаешь то, что хотел. Получаешь Эдемово яблоко, кишащее червями, которых с языка сбросить не можешь. А за спиной уже тяжелым шагом тебя настигают последствия. И кто тогда спасет тебя?
5. Предупреждение
Альтернативное будущее, возможны описания вещей повышенной мерзости.

+2

2

Азкабан никогда никому не нравился, кроме, вероятно, дементоров, правда, тех после поражения Темного Лорда оттуда изгнали. Джеймсу он не нравился тоже. Даже без дементоров. Даже в камере временного содержания, в которую его определили до вынесения приговора, хотя, насколько ему было известно, она была "номером повышенного комфорта" - Поттера все равно это не особо устраивало, хотя винить кроме себя было некого.
Но ведь кто бы мог подумать, что авроры не боятся задержать сына самого Гарри Поттера, народного героя, одолевшего Того-Кого-Нельзя-Называть. "Интересно, отцу доложили? Конечно, доложили, он же до сих пор возглавляет их. И до сих пор не пришел? Наверняка даже в газетах уже написано. "Победитель Темного Лорда породил нового!" - разве приятно, пап? Ну и где же ты, преисполненный желания "выяснить всю правду"? Или решил отказаться от сына от греха подальше?"
Только не надо думать, что старший сын Гарри и Джиневры Поттеров перестал любить отца, вовсе нет. Но с тех пор как Джеймс увлекся Темными искусствами, он не забывал, что в случае, если правда всплывет, его никто не поймет и, более чем наверняка, никто не примет. Это было их право, и бывший гриффиндорский лидер никого в том не винил.
С того же момента ему пришлось раздвоиться: один Джим продолжал улыбаться, встречаться со старыми друзьями, туманно рассказывать о несуществующих исследованиях по трансфигурации, а другой под оборотным зельем с холодным безразличием покупал на черном рынке запрещенные товары: книги, артефакты, зелья, ингредиенты - все, что изобретателям чар трансфигурации никогда бы не понадобилось.
"Интересно, именно так чувствуют себя истые слизеринцы? Когда пытаются полюбиться тем, кого ненавидят до глубины души", - этот риторический вопрос он задавал себе, когда в очередной раз с заговорщицкой улыбкой рассказывал, что близок к прорыву в анимагии. При этом эти мысли не вызывали у Джеймса ничего кроме отстраненного интереса. После того, что произошло в Хогвартсе, - нет.
Будучи сыном главы Аврората, молодой человек знал, что периодически в теневой среде проводятся операции по поимке покупателей, хотя не совсем понимал, с чего бы, если логичнее ловить поставщиков, без которых такие как он не смогут практиковать как минимум четверть темномагических формул. Вот, например, сам Джим бездарно варил зелья, а ведь Брендон Харольд был куда выносимее Северуса Снейпа, по словам дяди Невилла.
В общем, неудачно Поттер за русалочьим сердцем сходил. Поэтому пятый день плевал в сероватый потолок камеры, думая, когда кто-нибудь сподобится прийти к нему. О том, что его жизнь никому неинтересно, думать было как-то слишком тоскливо для него. Может, у него и появились тайны, но он все так же стремился к людям, а не чах дома за свитком очередного сложного заклятия.
"Нет, Джим, вряд ли кто придет к тебе. Зато будь уверен, аншлаг будет на суде: наверняка на одном стуле будут по трое сидеть, а журналисты ломиться с первого ряда. А еще из-за вспышек ты отправишься обратно в Азкабан слепым", - сомнений, что его посадят, у первенца Мальчика-который-выжил-и-живет-себе не было.

+3

3

По узким коридорам Азкабана уверенной походкой шла статная блондинка. Лицо её не отражало не единой эмоции, но зато в душе бушевал ураган. Ведь только сегодня старшая из дочерей Лонгботтомов узнала, что её друг детства уже пятый день находится в этом поистине убогом месте.
- Ну что  же ты натворил на этот раз? Наверное, что-то серьезное, раз тебя запихнули сюда. – Мел шла и рассуждала про себя, ведь на данный момент это было единственное, что могла белокурая волшебница.  В голове все еще не как не укладывался тот разговор, когда Мел узнала обо всем этом.
Так получилось, что к ней в аудиторию зашел некто иной как отец. Это было поистине странно, ведь Невилл Лонгботтом не любил навещать дочь на работе. Так что только из-за одного его визита можно было понять, что-то не так. И поэтому когда разговор зашел об Азкабане, Мел не удивилась, но ведь это была лишь первая часть. Вторая же повергла девушку в настоящий шок. По словам отца, Джеймс Поттер сейчас находится под арестом, и ожидает суда. По окончанию своего рассказа отец еще по отвечал на вопросы дочери, которых, кстати, было, немало, а потом удалился, оставив Мел наедине со своими мыслями. Вначале Амели не собиралась идти проведывать друга детства, все-таки они уже давно не виделись, да и вообще у каждого из них своя жизнь, как говорится, что хотят то и делают. Но вопросов с каждым часом накапливалось все больше и больше, поэтому Мел не выдержала и, сорвавшись с места, помчалась в Азкабан.
Ну, думаю теперь понятно, как эта белокурая волшебница оказалась в таком убогом и ужасающем, на первый взгляд, месте. Проходя мимо камер Мел пыталась отыскать именно ту, которая ей нужна была. И вот через некоторое время, прошло примерно полтора часа, да-да она столько времени бродила, и все это ради Джеймса. Она нашла нужную ей камеру. Возле двери дежурил охранник лет так сорока, он был на голову выше девушки, да и вообще выглядел как скола.
– К Джеймсу Поттеру разрешено пускать лишь семью. – басистым голосом ответил охранник, при этом, даже не взглянув на Мел. Это немного удивило блондинку, ведь чего-чего, а этого она не ожидала, но раз пришла, она просто обязана увидеть своего ненаглядного друга.  Так что, сделав небольшую паузу, она уверенным голосом ответила.
– Я невеста мистера Поттера. Так что пропустите меня немедленно. – да-да, она соврала, но ведь врать иногда можно, не так ли? Тем более это все для благого дела. Кстати, теперь охранник соизволил взглянуть на Мел. И видимо поверив в ложь блондинки, он отошел от двери и как положено джентльмену раскрыл её перед дамой, при этом невнятно пробубнил, что-то типа: «Да уж, мисс, не повезло вам с женихом».
Эта фраза еще больше заставила Мел задуматься, но как только она оказалась в камере, которую сейчас занимал Поттер, все плохие мысли испарились. Вот он стоит перед ней, все такой же, как и раньше…
- Джеймс Сириус Поттер , что ты опять натворил? – спросила она все тем же командным голосом, прям как десять лет назад, когда они еще учились. Мел так часто его ловила с поличным, поэтому каждый раз их разговор начинался именно с этой фразы. От воспоминаний на глаза выступили слезы, но девушка быстро их смахнула рукой и, поддавшись порывам чувств, кинулась на Поттера с объятиями.

+3

4

Время тянется жутко медленно, когда нечем заняться, а, оказавшись в заточении, Джеймс не мог похвастаться веселым и энергичным времяпрепровождением. Он знал, что, когда его переведут в положенную его приговором камеру, дела он себе найдет, но сейчас в этом уютном, по меркам тюрьмы, помещении не хотелось ничего - только лежать и рефлексировать.
"Если мне удастся завершить мою анимагическую форму, смогу ли я сбежать как Сириус? Тогда, конечно, здесь не люди были, а слепые дементоры, но и форма у меня должна быть птичья, если я все правильно рассчитал. К моему окну подлетали птицы, значит, им барьер не страшен. Мне бы только время..."
Бубнеж его тучного охранника за дверью - звукоизоляцией стены Азакабана не страдали - привлек внимание, заставив Джеймса прервать размышления и напрячь слух. Оказывается, кроме родни к нему прийти никто не мог. "Папа запретил брать у меня эксклюзивные интервью? На него похоже..."
Последовавший ответ звонкого женского голоса с до боли знакомыми повелительными нотками, мягко говоря, изумил молодого волшебника.
- Я невеста мистера Поттера. Так что пропустите меня немедленно.
"Без меня меня женили? Кто и когда успел? А главное - на ком?.."
Джим даже встал с койки навстречу гостье. Не соблюдения этикета ради, а в случае, если придется защищаться: мало ли какая защитница русалок решила его задушить еще до суда.
Какого же было удивление Поттера, когда на пороге появилась особа, которую он знал с самого раннего детства.
- Мел? - только и успел сказать Джеймс, когда, гордо выпрямившись, бывшая староста барсуков грозно вопросила, только сильнее озадачив стоящего напротив заключенного:
- Джеймс Сириус Поттер, что ты опять натворил?
Бывшего гриффиндорца мало чем можно было смутить, но под взглядом его - когда-то - сокурсницы, становилось как-то неловко, и в голову автоматически полезли мысли, призывающие поскорее придумать оправдание - старые привычки так просто не забываются, даже если ими не пользоваться десять лет.
Однако что-либо сказать Джим так и не успел: светлые, такие знакомые глаза заблестели, губы Амели дрогнули, и в следующие мгновение она уже душила его в объятиях.
Странные создания женщины: сначала возмущаются сурово, а потом начинают обнимать, и ты, вроде, и виноват, и одновременно понят и прощен, и, черт побери, совершенно не ясно, как реагировать дальше. Потому Джеймс решил действовать по старинке.
- Собираюсь жениться на одной блондинке, полагаю, - со смехом ответил он, обняв Мел в ответ, и, когда та отстранилась, озадаченно спросил: - Что, разве в газетах не смакуют этот скандал?
Не то чтобы его это слишком сильно волновало, но все-таки необходимо было знать, что происходит снаружи, ведь, попав сюда, Джеймс оказался в информационном вакууме. То, что к нему не пришли даже арестовавшие его авроры, тоже вызывало вопросы.

Отредактировано James Potter (2014-05-16 17:07:39)

+3


Вы здесь » Hogwarts: The Bad Blood » Архив флэшбеков » I'll show you the way I'm going