Hogwarts: The Bad Blood

Объявление

АДМИНИСТРАЦИЯ РОЛЕВОЙ



БАЛЛЫ ФАКУЛЬТЕТОВ:

-11

-31

7

-10

Приветствуем тебя, маггл
Ты знаешь, кто такой маггл? Тогда тебе точно стоит зарегистрироваться у нас и окунуться в 2022 год. Вторая война давно позади и Темный Лорд покинул этот мир. Дети, чьи родители лично видели, как он пал, выросли и теперь готовы заявить о себе миру. Давай напишем их историю вместе!



ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ:
СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
5 сентября 2022 года,
вторник 14:00 - 18:00.
+ 15 °C, ТУМАН


ОЧЕРЕДНОСТЬ:
Гостиная Гриффиндора: Lorcan Scamander;
Коридоры седьмого этажа: ожидание;
Гостиная Рейвенкло: Edward Pucey;
Гостиная Слизерина: Joshua Draw;
Помещения на четвертом этаже: Game Master;
Коридоры шестого этажа: Kiran Bhatia;
Коридор, ведущий в гостиную Гриффиндора: Lucy Weasley.
ОБЪЯВЛЕНИЕ
ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ

Дорогие гости, с помощью аккаунта Reader, пароль - 1111, Вы можете ознакомиться с некоторыми игровыми разделами.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: The Bad Blood » Флэшбэк » "Свадьба лучшего друга"


"Свадьба лучшего друга"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название Флэшбека.
Свадьба лучшего друга
2. Место и дата действий.
30 июля 2024 года, Забини-холл
3. Участники.
Эндрю Забини, Офелия Нотт, Эдвард Пьюси
4. Краткий сюжет
Наследники родов Забини и Пьюси дружны с самого детства. Нет ничего странного, что шафером Эндрю стал именно Эдвард. Все правильно. Но все равно больно.
5. Предупреждение
Слизеринская драма

http://s2.uploads.ru/kd8qV.png

Музыкальное сопровождение


Текст и перевод

When the world gets too heavy,
Put it on my back.
I'll be your levy.
You are taking me apart
Like bad glue on a get well card.

It was always you falling for me,
Now there's always time calling for me.
I'm the light blinking at the end of the road,
Blink back to let me know.

I'm a fly that's trapped in a web,
But I'm thinking that my spider's dead.
Oh lonely, lonely little life.
I could kid myself in thinking that I'm fine..

It was always you falling for me,
Now there's always time calling for me.
I'm the light blinking at the end of the road,
Blink back to let me know.

That I'm skin and bone
Just a cane and rusty throne
Oh the castle's under siege,
But the sign outside says "Leave me alone!"

It was always you falling for me,
Now there's always time calling for me.
I'm the light blinking at the end of the road,
Blink back to let me know.

It was always you
Blink back to let me know
It was always you

Если мир станет слишком сильно давить на тебя,
Взвали эту ношу на мои плечи,
Я буду воевать за тебя.
Ты ломаешь меня,
Как плохой клей на открытке с пожеланием скорейшего выздоровления.

Именно ты всегда была в меня влюблена,
А теперь всегда есть время для того, чтобы меня позвать.
Я – мерцающий свет в конце тоннеля,
Мигни мне в ответ, чтобы дать мне знать.

Я - муха, пойманная в сеть,
Но я думаю, что мой паук мёртв.
О, одинокая, одинокая жалкая жизнь...
Я мог бы сам себя обманывать, думая, что всё хорошо.

Именно ты всегда была в меня влюблена,
А теперь всегда есть время для того, чтобы меня позвать.
Я – мерцающий свет в конце тоннеля,
Мигни мне в ответ, чтобы дать мне знать.

Ведь от меня остались лишь кожа да кости,
Лишь скипетр и заржавевший трон.
О, замок осажен,
Но знак снаружи говорит "Оставь меня в покое!" 

Именно ты всегда была в меня влюблена,
А теперь всегда есть время для того, чтобы меня позвать
Я – мерцающий свет в конце тоннеля, 
Мигни мне в ответ, чтобы дать мне знать.

Ты всегда была...
Мигни мне в ответ, чтобы дать мне знать.
Ты всегда была...

Источник: http://www.amalgama-lab.com/songs/p/pan … z2K2Outcu7

+2

2

Боль стала за прошедшие месяцы такой естественной, что исчезни она вдруг - Пьюси бы ощутил чувство потери. Он жил болью, смаковал ее как дорогое вино, перебирал каждое мучительное воспоминание как настоящий коллекционер. Те, кто знал его, говорили, что у Пьюси нет сердца. Он сам верил этим словам, пока глупый орган, мышца, которая перегоняет кровь по жилам, не начал болеть. Мука с каждым прожитым днем становилась все нестерпимей, а Полоз улыбался, отпускал язвительные шутки и изображал себя прежнего, цепляясь за созданное им самим величие, как утопающий за спасательный круг. Ему не с кем было поделиться своим отчаянием... Он не мог...
Предложения стать шафером Эндрю не было. Имела место просто констатация факта. Оно и понятно, почти двадцать лет ничем не омраченной дружбы - это почти что тоже самое, что и кровное родство. Ни у кого даже мысли не возникло пригласить на почетную должность кого-то другого. И Пьюси не нашел предлога отказаться.
За своей невестой, Офелией Нотт, Забини начал ухаживать еще в школе ко всеобщему удовольствию. Красивая разумная девушка, слизеринского яда в которой было ровно столько, чтобы это придавало ей неповторимого обаяния. Ее выделяли многие, а сама мисс Нотт казалась звездой, прекрасной и недоступной. Она царила над своими поклонниками, снисходительно наблюдая за попытками добиться внимания. Ее игра выглядела настолько тонкой, а ее прелесть была настолько совершенной, что через некоторое время и два слизеринца-семикурсника, лучшие друзья, начали выделять ее среди прочих.
Легкий флирт, ненавязчивые комплименты... Ничего не значащий ритуал для тех, кто вырос в чистокровных семьях. Дань привлекательности девушки, которая никого ни к чему не обязывала... Так казалось Эдварду сперва. А потом Эндрю заговорил о помолвке, а его друг понял, что опоздал. Потому что Офелия Нотт, которую Пьюси полушутя именовал исключительно Луной, вдруг стала не его Луной, а глаза ее при взгляде на Забини начинали сиять.
Эдварда называли Королем-Полозом, он привык царить, во всем быть первым и получать, что только пожелает, но как можно предать лучшего друга, почти что брата, даже если имел несчастье отдать сердце той же девушке?
Он молчал, проявляя несвойственное слизеринцу благородство, надеясь то ли на то, что чувство Эндрю и Офелии не выдержит испытание временем, то ли на то, что его собственное сердце успокоится. Но надеждам Эдварда сбыться было не суждено и он оказался на этой проклятой свадьбе, мечтая только о том, чтобы все побыстрей окончилось и он мог забиться в самый дальний угол.
Жених не мог видеть невесту до свадьбы... В отличие от шафера. И Пьюси собирался воспользоваться этим маленьким преимуществом, зайдя в комнату, где пока еще мисс Нотт добавляла последние штрихи к своему туалету.
- Вам удивительно к лицу белый цвет, - с усмешкой констатировал чистокровный, глядя от двери на невесту.

+4

3

Офелия до сих пор не верила в реальность происходящего. Даже уже здесь, в Забини-холле, перед зеркалом, в белом подвенечном платье, она все еще ждала, когда же она проснется. Так как ничем, кроме как сладким сном, это быть не могло.
Чистокровные аристократы обычно не слушают свое сердце, когда дело доходит до выбора будущего супруга. Ибо оно может допустить ошибку, поломав всю последующую жизнь. Брак заключался для "продолжения породы", ради сохранения чистоты крови. Это превыше всего. Большая удача, если данное решение принимали молодые люди, а не их родители, да еще тогда, когда будущие супруги только учились ходить. С малых лет наблюдая за своими родителями, брак которых как раз был заключен по расчету и далеко не по их желанию, Офелия подсознательно готовила себя к тому, что ее ждет похожая участь.
Но ей повезло. Хотя у нее всегда было достаточно поклонников, в каждом она видела лишь очередного "пациента", очередную жертву своих амбиций, и все, что она к ним испытывала, лишь прагматичный и холодный расчет, не больше. Привычная модель поведения, которая ее вполне устраивала. Пока она сама не осознала тот факт, что поменялась местами с кем-то из своих почитателей. Хорошо хоть сердце ее не подвело, и влюбилась она в чистокровного. Влюбилась по сути впервые, до потери контроля над собой, чувствуя, что поступает часто глупо и банально, выдавая себя с головой, теряя хватку. Поэтому она была приятно поражена, когда стало ясно, что и она сама не совсем безразлична Эндрю Забини, а уж когда речь зашла о помолвке и предстоящем браке, Офелия, ни секунды не раздумывая, ответила согласием. Свадьбу назначили на самый конец июля, буквально через месяц после выпуска девушки из школы. Эндрю определенно не собирался больше ждать, да и сама невеста, хотя Офелия никак не могла привыкнуть к тому, что ее так называли, и не думала возражать.
Но все равно, внося последние штрихи к своему подвенечному убору, Офелия Сесилия пока-еще-Нотт боялась поверить в то, что это все происходит наяву.
Хотя с самого утра вокруг нее было много народу, ей удалось ненадолго остаться одной.
Пьюси появился неожиданно, впрочем, как и почти всегда. Разумеется, он был шафером - девушка очень бы удивилась, если бы Эндрю выбрал на эту роль кого-то другого.
Она обернулась и улыбнулась Полозу.
- Благодарю, Ваше Величество, - пусть Эдвард Пьюси уже год как закончил Хогвартс, другого Короля у их факультета не было и быть не могло. Быть может, потом, когда выпустятся все, кто застал его правление. Но не раньше.
- Я в нем действительно похожа на Луну.

+4

4

Свадьба воистину серьезное событие в жизни каждого человека, а для чистокровного волшебника это еще и шаг для продолжения рода. К этому событию Эндрю стремился всегда, всегда же он знал, что выбор его падет на самую лучшую девушку. Чистую не только кровью, душой и телом, но и действительно достойную называться миссис Забини. Будучи всегда осмотрительным и несомненно расчетливым, как его уважаемая матушка, Дафна Забини, в девичестве Гринграсс, Эндрю долго выбирал подходящую партию. Однако ему повезло намного больше, чем кому бы то ни было. Свой выбор он сделал сам, самостоятельно, пусть и получил благословение от своих родителей и родителей невесты. Офелия Нотт - подруга его сестрицы Кассандры - была настолько не похожа на других, что он не мог не заметить ее, когда та расцвела, словно бутон розы. Колючая для одних и нежная для него.
Эндрю всегда забавлял флирт, он давал девушкам чувствовать себя привлекательными, а ему и его лучшему другу, Эдварду, это повышало самооценку, ну и просто забавляло. Все эти краснеющие от смущения аристократки и не только, пушистые трепещущие ресницы, под которыми скрывались сияющие взгляды.
Пьюси он любил как своего брата и доверил бы ему свою жизнь, хотя многие бы не поняли подобного на факультете имени Салазара Слизерина. Если Эдвард был королем их факультета, то самого Эндрю можно было назвать десницей короля. Не любящий быть на виду, но не менее коварный, чем его друг.
Предложение руки и сердца Эндрю обсудил с Пьюси, для него было важно получить одобрение лучшего друга. Эдвард был частью его жизни, и Забини не желал менять этого и после обручения с прекрасным ангелом. Теперь только его ангелом.
Ночь перед свадьбой Эндрю провел за письменным столом. Для юноши она всегда была плодотворнее дня, и лучшие из своих решений он принимал именно в свете звезд и луны. Он писал два письма. Одно Забини адресовал своему другу и шаферу, а второе - Офелии. Может, для многих это бы показалось глупостью, ведь можно высказать все в лицо, но что слова. Они вылетают словно совы из уст и забываются со временем, а бумага способна хранить тайны веками.

«Дорогой друг,
я несказанно счастлив, что в самые важные моменты в моей жизни ты всегда был рядом со мной. Среди тысяч, миллионов людей в этом мире мне посчастливилось встретить тебя. Более того, за долгие годы нашей дружбы, ты стал мне братом и это не может не радовать меня. В твоей тени быть для меня честью и тебе, как никому известно, что мы прекрасно дополняем друг друга. Признаться, я был удивлен, что мы не влюбились в Офелию одновременно, ведь наши вкусы настолько похожи, что это было удивлением для меня. Случись так, что ты полюбил бы ее наравне со мной, я бы отступил, не желая делать тебя несчастным, и не стал бы даже пытаться симпатизировать ей. Но, хвала Мерлину, нашу дружбу обошло это стороной и я могу быть уверен, что она продлится вечность.
Всегда твой верный друг,
Эндрю»

«Мой ангел,
сегодня самый волнительный день, я не могу скрыть это, хотя вы знаете, что я всегда был очень сдержан. Но этой ночью я словно мальчишка бродил под вашим окном, надеясь увидеть хотя бы на миг ваше лицо. Но, увы, меня увели силой, чтобы не нарушить эти глупые приметы. Я был возмущен и не смог уснуть, надеюсь, что сон не одолеет меня за праздничным столом, и я смогу наконец-то побыть с вами. Я понимаю, что впереди у нас вечность, но я не могу пережить разлуку с вами даже на час. Я, признаться, хотел взобраться по стене и выкрасть вас или даже воспользоваться метлой Кассандры, но она категорически запретила мне ее трогать. Я люблю вас, мой ангел, и считаю секунды до того, как увижу вас.
Всегда ваш безнадежно влюбленный,
Эндрю»

Он собирался передать послания лично при встрече, но ее пришлось отложить из-за одеваний и некоторых примет. Глупых и совершенно, по его мнению, необоснованных. Одно успокаивало его, что ожидания будут вознаграждены вечностью.
- Все готово, хозяин, - известил домовой эльф, появившись из-за двери.
-Хорошо, передай матушке, что я скоро спущусь, - сказал он, вставая из-за стола.  – Постой! – окликнул он существо и тот послушно обернулся. – Передай это письмо моей невесте, а это моему другу, мистеру Пьюси, - отдавая письма домовому эльфу произнес Эндрю с небольшим волнением в голосе.
Эльф склонил голову и вышел из комнаты с письмами.
«Возможно, было бы лучше передать их лично, но…» - Эндрю бросил взгляд на свое отражение в зеркале и поправив бутоньерку на традиционной мантии вышел из комнаты.

Отредактировано Andrew Zabini (2013-02-03 12:20:36)

+4

5

- Благодарю, Ваше Величество, - чинно отвечала юная невеста, с улыбкой повернувшись к другу нареченного.
Тот рассмеялся и совершенно мальчишеским жестом взлохматил идеально лежащие волосы, скрывая собственное волнение.
- Право, мисс Нотт, мое правление окончено, трон передан иному достойному и у меня нет права именоваться этим титулом, - ответил молодой человек, целуя девушке руку. - Для вас я всего лишь Эдвард, прекраснейшая из юных леди, друг вашего будущего супруга и несчастнейший из смертных, так как не я сегодня встречу вас у алтаря.
Собственные уже бесполезные признания оказалось легко спрятать под личиной привычного шутливого флирта. Он всегда разговаривал с женщинами так, Офелия не должна была особо удивиться подобной манере или что-то заподозрить.
- Я в нем действительно похожа на Луну.
- Вы будете похожи на Луну даже в лохмотьях, мисс Нотт, - с тенью грусти в темных глазах покачал головой Пьюси, откровенно любуясь чужой невестой. Опоздал. Отступил. Отдал другому. Сам.
- Ваша красота несравненна, - продолжил плести вязь комплиментов чистокровный. - Глаза ваши как ясное небо, от которого не оторвать взгляда. Кожа подобна лепесткам розы, а волосы - лунному свету. И будь во мне надежда на взаимность, я бы предал дружбу Эндрю и похитил вас прямо со свадьбы.
На лице Пьюси расцвела совершенно злодейская карикатурная усмешка. Сказать правду оказалось так легко. Но только ему не поверят. Сейчас Офелия немного смутится и рассмеется удачной шутке шафера. Или поверит - но все равно сведет все к взаимным дружеским подколкам. Чистокровные девушки с пеленок умеют выскальзывать из двусмысленных ситуаций.
Разговор был прерван появившимся с легким хлопком домовым эльфом.
- Письма для мисс Нотт и мистера Пьюси от мастера Эндрю, - с низким поклоном - длинные уши коснулись пола - возвестило создание. Выполнив указание, эльф исчез с таким чинным видом, будто это он был хозяином дома.
Пьюси пробежал взглядом по ровным строчкам... и понял, что обречен на вечные муки. Потому что как можно было обмануть такую преданность? Слизеринцы беспринципны? Не всегда и не со всеми.
- Эндрю сегодня удивительно... романтичен, - задумчиво заметил Полоз, сворачивая послание. - Думаю, это ваше влияние, не моя Луна.

+4

6

С Пьюси было легко. Привычно. Приятно. И дело не в галантности молодого человека и не в его прекрасно подвешенном языке. Эдвард был для Эндрю не просто лучшим другом, а практически братом, и девушка знала, насколько ее будущий муж дорожит этой дружбой. Офелия догадывалась, что, выскажись Пьюси против ее кандидатуры, никакого разговора о ее браке с Забини не было бы и в помине. И, как пишут в маггловских книгах, то, что было дорого Эндрю, становилось дорогим и для нее. Просто потому, что оно было важным для ее жениха. Поэтому Офелия, пожалуй, могла сказать, что любила Эдварда. Как друга, как родственника, как фактически брата Эндрю. И никак иначе.
Когда он принялся открещиваться от своего титула, Офелия с улыбкой покачала головой. Такие люди, как Пьюси, став Королями, остаются ими навсегда.
Привычные интонации, привычная манера речи... Девушка действительно сначала не поняла, о чем говорит молодой аристократ. Разум словно отказывался мириться с этим.
Эдвард продолжал плести кружево комплиментов. Офелия слышала их от него десятки, сотни раз. Но постепенно она осознавала, что стоит за ними уже другое. В голове откуда-то возникла мысль, что это нарочно, что Пьюси специально подослали к ней, чтобы удостовериться в ее готовности выйти замуж за Эндрю, но эта мысль почти сразу отпала. Нет, тут, похоже, все всерьез.
Офелия молчала. Необходимо было что-то сказать, чтобы как-то выпутаться из этой ситуации. Бывших слизеринцев не бывает, а слизеринец по определению не может позволить себе роскошь быть слабым. Но вместо выхода из положения в голове девушки вертелись другие вопросы. Знал ли Эндрю об этом? Как бы отнесся к этому? Действительно ли, дай она ему надежду, Эдвард бы предал своего лучшего друга? И что бы выбрал сам Эндрю, если бы перед ним стоял выбор: ее или Пьюси?
Офелии вдруг стало физически сложно оставаться в комнате с шафером. Его усмешка, чем-то похожая на оскал, даже слегка напугала девушку. Она видела Полоза без маски обаятельного угодника, видела его жестокость и ей совсем не хотелось, чтобы кто-то из-за этого пострадал, в первую очередь Эндрю.
Нотт уже даже открыла рот, чтобы сказать что угодно, так как молчать было нельзя, как вдруг появился домовой эльф с письмами для нее и Пьюси. Офелия ухватилась за письмо как утопающий за соломинку. Вчитываясь в строки послания, несмотря на происходящее, девушка все равно представила, как ее жених бродил под ее окном и как его потом уводили, и не смогла сдержать улыбки. И при этом в голове промелькнула мысль: "А ведь года два-три назад я бы даже думать не стала... Ликовала бы - сам Король признался мне в любви! Честолюбие и амбиции были бы удовлетворены. А сейчас иду на поводу сердца... Да и к тому же не могу я так опозорить свой род, сбежав из-под венца, пусть даже и с чистокровным, когда эта свадьба благословлена моими родителями, а через них - поколениями моих предков".
Свернув письмо, Офелия подняла на Пьюси глаза, полные горечи и сочувствия. Она действительно хотела как-то помочь, пусть и не по-слизерински. Заставив себя на мгновение забыться, она быстро подошла к Полозу и поцеловала его в щеку. Как поцеловала бы отца или брата. Была бы девушка чуточку повыше - поднялась бы на цыпочки и поцеловала в лоб. Она не смела дать надежду там, где ее не было.
Тут за дверью раздался какой-то шум. Офелия взглянула на часы - время неумолимо приближалось, за ней вот-вот должны были прийти. Девушка вновь посмотрела на Эдварда.
- Идите... Ваше место сейчас рядом с вашим другом...
Хотя она и старалась говорить спокойно, в глазах Офелии по-прежнему были сочувствие и сожаление. Она прекрасно осознавала, что позабыть об этом не сможет, как и то, что уже стоя у алтаря, она не сможет не посмотреть на Пьюси.

+2

7

Выйдя из своей комнаты, Эндрю вдохнул полной грудью аромат цветочных композиций, которыми был украшен весь дом. Тетушка Малфой позаботилась об этом, и он был благодарен ей. Все должно было быть идеальным для его Офелии. Вплоть до салфеток на праздничном столе. Не удержавшись, он свернул в другую сторону и решительно пошел к комнате Офелии.
«Глупо, осталось совсем ничего, но я так хочу увидеть ее», - подумал он, собираясь постучать, но голос сестры остановил его и рука так и застыла в воздухе в нескольких дюймах от двери.
- Эндрю Блэйз Забини! Во имя Мерлина, что ты тут делаешь? – как и всегда весьма строго спросила Кассандра, сложив руки на груди и слегка постукивая носком своей туфельки по ковровому покрытию.
- Хотел увидеть свою невесту, это запрещено? – откинув волосы назад в своей манере, Эндрю направил на девушку недовольный взгляд.
Кассандра покачала головой, но улыбнулась.
- Ты такой смешной, Эндрю, даже непривычно, пойдем, - подхватив его под руку, сестра повела его в противоположную сторону. – Да не переживай ты так, она скоро спустится, а тебе нужно быть уже внизу. Ты же знаешь, как волнуется наша мама, если мы не соблюдаем порядок?
- Кэсси, но ты же знаешь, как я не люблю эту помпезность! – вырвавшись из довольно сильной хватки сестры, Эндрю прошел вперед.
Гостей было довольно много, большую часть из них он не видел, кажется, еще с детства, а некоторых и вовсе не помнил.
- Во всяком случае, ты счастливый, Эндрю, – остановив его возле выхода в сад, где был установлен алтарь в виде арки, сказала Кассандра. – Ладно, ты иди в сад, а я пойду, потороплю твою невесту, - чуть мягче и с улыбкой добавила девушка и оставила его одного перед дверью.
Эндрю улыбнулся в ответ, подмечая про себя, что его сестре необычайно идет длинное платье подружки невесты, а собранные вверх волосы и вовсе создавали иллюзию безобидной девушки, которую стоило бы оберегать. Переведя взгляд на стеклянную дверь, юноша не сразу решился открыть ее за позолоченную ручку. Лица людей, смотрящих на него, пугали со страшной силой. Он всегда привык следовать за Эдвардом, быть в тени, а сегодня ему предстояло сыграть одну из главных ролей. Улыбаясь, а вернее заставляя себя делать это, Эндрю шел к алтарю и для себя признал, что это давалось куда тяжелее, чем сделать предложение. Мешало все. Взгляды, буквально поедающие его с головы до пят, шептания о том, что его мать должна им гордиться, а его сестре следует брать с него пример. Он не особо ценил вмешательство других лиц в дела его семьи, поэтому лишь криво ухмыльнулся даме в странной шляпе, закрывающей половину ее лица, но та в любом случае не поняла, что он был недоволен. Кассандра была ему очень дорога, и он ценил, что в нужные моменты она может все же поступать так, как нужно, хотя ее эмоциональность мешает в большей части, но он был уверен, что как только она выйдет замуж, станет матерью, ее пыл поутихнет. Заняв место у алтаря, Эндрю устремил взгляд на дверь, ожидая появления его Офелии.

+2

8

Женщины изумительные существа… Они как-то умудряются не замечать очевидного, но почему-то видят то, что от них пытаются старательно скрыть. Эдвард желал бы, чтобы его слова посчитали очередной легкомысленной шуткой, вежливой попыткой польстить невесте. Но Офелия Нотт действительно была удивительно девушкой. Она поняла.
И испугалась.
В этот момент Пьюси понял, что надежды у него нет.
А письмо друга стало контрольным выстрелом.
Он отступился бы, его верный Советник, с которым они были неразлучны с самого раннего детства, тут сомнений нет. Пожелай Эдвард получить эту девушку - он бы получил ее. Да даже если и слова Эндрю не соответствуют истине, разве мало способов разлучить жениха и невесту прямо на свадьбе?
Но что бы это дало? Трех несчастных людей. Потому что другого мужа для себя Офелия не желает, сердце Забини отдано ей безраздельно, а Эдвард был все же не настолько идеальным слизеринцем, чтобы находить радость только в чужих страданиях.
А еще были глаза будущей миссис Забини, в которых стояло убийственное для самолюбимя молодого человека сочувствие. Она его жалела. Она, эта тонкая, хрупкая девушка жалела его, жертву неразделенной любви. Какая пафосная романтическая чушь...  Пьюси ненавидел быть жалким.
Когда мисс Нотт коснулась губами его щеки, он уже почти стал собой прежним, почти снова, почти взял себя в руки. И поцеловал девушку в лоб, как поцеловал бы собственную сестру перед свадьбой.
- Идите... Ваше место сейчас рядом с вашим другом...
Поражение. Окончательное и бесповоротное. Да, сейчас место Эдварда рядом с его другом, а не место Эндрю рядом со своим Королем. Пришло время отдавать другим первые роли и самые ценные призы.
- Я же могу просить вас о чести быть крестным вашего первенца, мисс Офелия? – тепло улыбнулся он. – Я стану хорошим крестным, клянусь вам. Буду прикрывать крестника перед строгими родителями и дарить то, что вы бы точно не стали ему дарить. Ну и учить всевозможным слизеринским выходкам.
За дверью раздался звук разговора. Голоса жениха и его сестры, которая была и подружкой невесты, узнать было легко.
- Забини никогда не проявляют терпения, - недовольно закатил глаза Эдвард. – Мое место и правда с моим другом. А то с него станется вломится сюда и совершенно все испортить. Ох уж эти итальянские корни…
Полоз вышел в коридор. Раз уж он сам решил не портить эту свадьбу, то жениху он совершить подобное точно не даст.
Кассандре уже удалось оттеснить своего неусидчивого брата от двери, за которой находилась мисс Нотт, и теперь она выставляла Эндрю в сад. Эдвард посчитал, что наилучшим выходом будет присоединиться.
Девушке Эдвард привычно, хоть и без энтузиазма, поцеловал руку. Отношения между Пьюси и мисс Забини всегда были неоднозначными…
- Эндрю, мисс Нотт там. Я проверил. И пока не собралась сбегать в окно, - с убийственно серьезностью заверил слизеринец лучшего друга, хлопая его по плечу. – Так что послушаем твою сестру и не будем нарушать традиции.
С злоехидной улыбкой Пьюси стал оттеснять друга дальше по направлению к алтарю.
- Поверь, ты все равно увидишь мисс Офелию у алтаря, никуда уже она не денется. Разве что я бы ее украл. Но я красть ее не собираюсь, а никому другому такое провернуть она не позволит. Кстати, твое письмо я нахожу удивительно сентиментальным. Надеюсь, что это пройдет.
Привычная показная веселость давалась почти без труда и выглядела достоверной. По крайней мере, самому себе Эдвард точно бы поверил.
- И вообще, твое дело сейчас молиться о том, чтобы я не потерял по дороге кольца, и выглядеть влюбленным дураком. Второе у тебя, кстати, неплохо выходит.

+3

9

Офелия в который раз убедилась в правоте своих слов о том, что Пьюси оставался слизеринским Королем, чистокровным аристократом до кончиков пальцев. Образцом, идеалом для остальных. Он не был жалким, ни сейчас, ни прежде, по крайней мере на памяти девушки.
Он все понял. И отступил. Король-Солнце, привыкший во всем быть первым, привыкший получать желаемое. И Пьюси хватало сил держать себя в руках, оставаться самим собой.
Когда он поцеловал ее в лоб, это не был поцелуй влюбленного человека. Поцелуй брата, которого у нее никогда не было. Офелия только подумала о том, что она действительно маленького роста. Рядом с Эндрю, который был выше своего друга, она, должно быть, казалась совсем ребенком.
- Я же могу просить вас о чести быть крестным вашего первенца, мисс Офелия? - Эдвард улыбнулся и Офелия смогла улыбнуться в ответ. Ведь это так просто - смеяться, когда не смешно.
- Разумеется. Я сама хотела просить вас оказать эту честь... И я нисколько в вас не сомневаюсь. 
Шумом оказался разговор Кассандры и Эндрю. С одной стороны сердце Офелии сладко екнуло при звуках голоса ее жениха, а с другой она была рада, что Кассандра остановила его. Эндрю был ревнив, пришлось бы объяснять, что тут происходит, и, разумеется, Пьюси, как обычно, нашел бы выход. Но сама девушка была еще в некотором смятении после услышанного. 
Эдвард недовольно закатил глаза, сетуя на нетерпение Забини и их итальянские корни, и вышел за дверь.
Оставшись одна, Офелия подошла к зеркалу. Дай она себе волю - заплакала бы, хотя бы для того, чтобы очистить взгляд от сочувствия, вымыв его слезами. Но приходилось держать себя в руках - от слез глаза покраснеют, это заметят, а нельзя никому давать повода подумать, что что-то не так.
А потом в комнате опять оказалось множество народу. Поторапливания, поздравления, заверения в том, что ее запомнят молодой и свободной, уже ставшее привычным сожаление в том, что пресекается благородный род Ноттов, и уже тоже ставший привычным ответ, что ей тогда бы пришлось до смерти ходить в старых девах.
Очнулась она уже внизу, в полном облачении, с букетом в руках и фатой на голове, в окружении подружек невесты, держащей отца под руку. Сквозь стеклянную дверь была видна толпа гостей, ждущих ее появления. 
Офелия не боялась внимания к своей персоне, напротив, она любила притягивать взгляды. Но сейчас она поняла, что боится. Но не гостей, а тех, кто ждал ее в конце прохода. Офелия ни на мгновение не сомневалась в том, что Пьюси не станет устраивать скандал, но все равно ей было не по себе.
Девушка на секунду прикрыла глаза, после чего улыбнулась. Она должна быть счастливой. Должна и будет, чтобы, даже если среди гостей окажется легилимент, он бы не увидел в ее мыслях ничего иного.
Когда все началось, Офелия постаралась забыть о происходящем вокруг. Поднятая голова, застывшая на лице улыбка, взгляд, устремленный на Эндрю, и лихорадочно бьющаяся в мозгу мысль: "Я люблю тебя".

+3

10

Эндрю был взволнован и готов взорваться буквально от каждого неверно брошенного слова или поздравления. Стоя у алтаря, он вспоминал, как они шутили с Офелией как-то сидя у камина в Гостиной, что стоило бы сбежать и пожениться вдали от всех, желательно где-то у воды и наслаждаться тишиной леса. Собственно он мечтал увезти ее в Италию, и все было готово. Это был его подарок на свадьбу – увезти ее как можно дальше ото всех, скрыть от других. Да, он эгоист, но это был лишь его ангел и он не позволил бы никому прикоснуться к ней или обидеть. Эндрю продолжал смотреть на дверь, которая вот-вот должна была открыться. Подружки невесты, бросающие цветы, а в конце… она. Он готов был упустить появление оных, чтобы поскорее заглянуть в ее глаза, и был уверен в том, что нет и не будет прекраснее ангела, чем его в своем подвенечном наряде.
- Поверь, ты все равно увидишь мисс Офелию у алтаря, никуда уже она не денется. Разве что я бы ее украл. Но я красть ее не собираюсь, а никому другому такое провернуть она не позволит. Кстати, твое письмо я нахожу удивительно сентиментальным. Надеюсь, что это пройдет, – Эдвард, о котором он даже на некоторое время забыл от волнения, вновь в своей манере решил разрядить обстановку.
- Если бы я был гриффиндорцем, мой друг, или если бы не знал тебя настолько давно, я бы поверил тебе на слово и непременно вызвал на дуэль, – с усмешкой произнес Эндрю. – И благодарю за беспокойство о моей сентиментальности, – Забини легко задел локтем Эдварда. - Будь добр, улыбайся сегодня, не хочу, чтобы Офелия испугалась тебя, давая клятву. – Это было шуткой, но в какой-то момент Эндрю показалось, что его друг говорит взаправду, да и выражение его лица было довольно напряженным.
«Странно, будто что-то тревожит его, неужели Кассандра вновь успела испортить ему настроение?» - пронеслось в голове юноши.
- И вообще, твое дело сейчас молиться о том, чтобы я не потерял по дороге кольца, и выглядеть влюбленным дураком. Второе у тебя, кстати, неплохо выходит. – Вновь искрометная шутка, но в этот раз довольно колкая, хотя Эндрю выдержал и ее, оставляя на лице место лишь усмешке.
- Пусть молится тот, кто потеряет эти кольца, потому что я держусь из последних сил, а если не перестанешь надо мной издеваться, то я лично уговорю твоих родителей и мою матушку, что Кассандра самый лучший вариант для тебя. Правда последняя убьет меня лично, если узнает, но завтра я уже буду далеко, так что смерть меня минует. – Эндрю рассмеялся. Он знал, что отношения между его сестрой и Эдвардом были весьма неоднозначными, хотя, если бы не упрямство его сестры, он был бы лишь счастлив, стань его друг официальным членом их семьи. Если бы Эдвард только знал, сколько раз он упрашивал свою сестру быть столь же милой и обаятельной с ним, как их тетушка Астория, и что однажды это ему удалось, хотя ненадолго. Кэсси будучи слишком любящей свободу не могла позволить себе удержаться от колкости в адрес Пьюси.
Он немного расслабился, все же поддержка друга пошла ему на пользу, а, возможно, быть рядом с Эдвардом было его привычкой, но теперь он должен учиться быть главой семьи, однако одно будет неизменно: в тени будет он, а не Офелия – солнечная и яркая.
Гости стали вставать и этот звук возвестил Эндрю, что невеста уже скоро будет стоять рядом с ним. Он выпрямился, стараясь быть невозмутимым. Подружки невесты бросали лепестки роз, устилая ими дорожку, по которой должен был пройти его ангел. Он ждал изо всех сил, пытаясь не сдвинуться с места. Вот его сестра, подмигнув, занимает свое место, и Эндрю мысленно просит ее не закатить скандал с Пьюси. Он не простил бы никого, кто испортил бы этот день.
Офелия шла медленно по проходу, держа отца под руку, и Эндрю не мог сдержать улыбки, она была еще прекраснее, чем он мог себе представить. Ее взгляд из-под фаты, которую хотелось поскорее убрать, чтобы не мешала ему разглядеть ее, заставил его забыть о других. Несколько секунд он стоял и не мог пошевелиться, даже когда Офелия и ее отец подошли к алтарю.
- Ты прекрасна, - прошептал он и, улыбнувшись, все же принял ее руку из рук мистера Нотта. И это прикосновение заставило его наконец-то поверить, что он не спит. Доведя девушку до алтаря, он не стал отпускать ее руки.
Волшебник, которому было поручено обручить их, стал говорить торжественную речь, а Эндрю не мог никак оторвать своих глаз от невесты. В голове крутилось лишь одно: «Я люблю и убью любого, кто посмеет украсть ее у меня».

Отредактировано Andrew Zabini (2013-02-04 19:30:15)

+2

11

Эндрю Забини, обычно такой невозмутимый и сдержанный, сегодня просто был переполнен эмоциями, которые выливались в поступки, которые прежде считались ему несвойственными. Например, он стал проявлять нервозность по отношению к лучшему другу. Тот только тонко улыбался, надеясь, что доживет до конца свадьбы, и заодно не испортит ее... Нет, даже не тем, что похитит невесту, от этого плана Пьюси отказался... Но кто может поручиться, что отвергнутый влюбленный юноша не попытается напиться? Благо тут это сделать будет легко... Впрочем, этого тоже делать не следует, хотя бы потому, что родовую честь следует беречь и приумножать, а не осквернять недостойными выходками.
- Если бы я был гриффиндорцем, мой друг, или если бы не знал тебя настолько давно, я бы поверил тебе на слово и непременно вызвал на дуэль, - отвечал на выпад Полоза Эндрю. – И благодарю за беспокойство о моей сентиментальности. Будь добр, улыбайся сегодня, не хочу, чтобы Офелия испугалась тебя, давая клятву.
- Именно поэтому у меня в друзьях исключительно слизеринцы, - с обаятельной улыбкой протянул Пьюси. - С ними легко не попадать в неудобные ситуации.
«И гриффиндорец скорее бы заехал мне по физиономии. Ну, или ничего не понял. Эндрю тоже ничего не понимает, но что-то такое чует...»
- Знаешь, давай лучше ты будешь улыбаться, - хмыкнул Эдвард, стряхивая с плеча друга невидимую пылинку. - Ты счастливый жених, тебе положено, а если начну улыбаться я, то мисс Офелия испугается еще больше и подумает, будто я решил сорвать вашу свадьбу. Видишь ли, моя злокозненность...
Тут Эдвард не погрешил против истины, его фирменная ухмылка заставляла думать исключительно о коварных планах ее обладателя, а уж в свете последнего разговора с мисс Нотт, ей вполне может стать плохо, если она увидит рядом с женихом его осклабившегося друга. Вряд ли обморок невесты можно считать хорошей приметой.
- Пусть молится тот, кто потеряет эти кольца, потому что я держусь из последних сил, а если не перестанешь надо мной издеваться, то я лично уговорю твоих родителей и мою матушку, что Кассандра самый лучший вариант для тебя. Правда последняя убьет меня лично, если узнает, но завтра я уже буду далеко, так что смерть меня минует.
Пьюси демонстративно закатил глаза, показывая, что он думает об этой угрозе.
Кассандра Забини или другая... Разве есть разница теперь, когда единственная, кто ему нужен, выходит замуж за другого?
- Я? Издеваюсь? - оскорбленным тоном переспросил Полоз. - Да я твой боевой дух поддерживаю! И, если учесть, что лучшая девушка мироздания сейчас с тобой будет стоять у алтаря, то для меня есть только два выхода — либо Авада, либо твоя сестра.
Двое друзей могли бы, должно быть, и дальше пререкаться, если бы их не прервало появление невесты, сколь ожидаемое, столь и неожиданное.
Зазвучала музыка, такая старая, что казалось, она существовала всегда, музыка, под которую тысячи невест шли к своим женихам в день свадьбы, двери открылись и по проходу друг за другом двинулись к алтарю подружки невесты, бросавшие перед собой цветочные лепестки. А следом медленно плыла вся в белом мисс Офелия Нотт, чьи небесные глаза, казалось, видели в этот миг только одного жениха.
- Красавица, - шепотом восхитился Эдвард, не сумевший сдержаться. Да и какая разница? Мало кто смог бы не высказать восторга при виде мисс Нотт в этот день. Эта девушка сегодня была совершенна в своей прелести, как и всякая, идущая к алтарю, у которого ее ожидает любимый мужчина. И Эдвард любовался ею с каким-то благоговением. И Эндрю. Красивая пара, нашедшая завершение друг в друге.
Маг, ведущий церемонию, привычно и заученно тарабанил обеты, не вникая особо в их значение, а Пьюси про себя повторял «в богатстве и бедности, здоровье и здравии», пробуя на вкус эти клятвы, которые дают многие и многие же нарушают. Но с его другом и его возлюбленной такого не будет. «Змеи» подчас вернее «львов» и сам Полоз тому живое доказательство, иначе что он тут делает?
Когда пришло время доставать кольца, Пьюси залез в один карман мантии. Озадаченно пожал плечами. Проверил второй. Полез во внутренний. На лице молодого человека застыло выражение обреченности и стыда. Он затравленно посмотрел на друга. Потом на его невесту...
И с самым невинным видом вытащил футляр с кольцами из левого кармана брюк, после чего чинно и с ангельским выражением на лице передал крохотную коробочку ведущему церемонию волшебнику.

+3

12

Офелия была счастлива. Пожалуй, это действительно было так. Ей казалось, что она в каком-то трансе, и если бы она отвела взгляд от своего жениха, то наверное просто упала бы прямо на глазах у всех. Это была словно защитная реакция разума, дабы не чувствовать направленных на нее взглядов. 
Только когда Эндрю коснулся ее руки, когда она услышала его голос, девушка очнулась и улыбнулась, осознавая, что сейчас она действительно чувствует себя счастливой. Страх отступил, рядом с ним она ничего не боялась. И в который раз пожалела, что пришлось устраивать все это представление. Но другого варианта не было. Noblesse oblige. 
Девушка знала, что после этого разговора не сможет не посмотреть на Эдварда. И дело не в праздном любопытстве. Она словно случайно взглянула на него, не смея остановить на нем глаза лишнюю секунду. Ему хватало сил держаться, она не имела права его подвести. Пьюси наблюдал за ними с каким-то благоговением, но без всякой улыбки. Сердце Офелии болезненно сжалось. Если бы она была романтично-глупой, она бы подумала, что, быть может, в каком-то параллельном пространстве все могло сложиться иначе. Но Офелия была слизеринкой, слишком разумной, слишком любящей другого. Она будет женой Эндрю. Ныне, присно и во веки веков.
Повторяя слова клятвы, привычные, отскакивающие от зубов, Офелия искренне в них верила. Она смотрела на Эндрю и знала, что ее место здесь и нигде больше. 
Когда дело дошло до колец и у всех присутствующих сложилось впечатление, что Полоз умудрился их то ли забыть, то ли потерять, девушка все-таки вздрогнула от его затравленного взгляда. Но, несмотря на это, она верила во всегдашнее благоразумие Эдварда. Сорвать свадьбу лучшего друга отсутствием колец - это было бы слишком мелко, не в его духе, и не после их разговора. Подобной рассеянности можно было бы ожидать от кого угодно, но не от слизеринского Короля. Поэтому, когда он с невиннейшим видом наконец извлек коробочку, Офелия благодарно улыбнулась Пьюси, при этом про себя представляя, как после окончания официальной части будет удерживать уже мужа от расправы над шафером за подобные шуточки. Слизеринские дружба и преданность - гриффиндорцы наверняка восприняли бы это как не слишком удачную шутку и крупно бы просчитались.
Она понимала, что зря волновалась. Как вообще можно волноваться, когда рядом самые близкие и дорогие люди? Подобные совместные секреты связывают почти так же крепко, как и брачные узы. Офелия знала, что никогда не забудет этого признания, но знала и то, что никогда о нем не напомнит. Слизеринское благородство - еще один "ошибочный парадокс".
Кольцо на пальце показалось ей непривычным. Девушка про себя улыбнулась: "Мерлин, вот о чем я сейчас думаю? При чем тут это?"
Офелия смотрела на Эндрю и ей хотелось беззвучно сказать ему, что она любит его, но не стала этого делать. Во-первых, он и так это видит по ее глазам. А во-вторых, она должна была промолчать, ради Короля, которому хватило сил отступить и, мало того, присутствовать здесь. 

+2

13

Их было лишь двое, весь мир был сегодня лишь для них.
Эндрю повторял клятву, но это было нечто похожее на просто заученные слова, которых его Офелия не заслуживала. Его ангел был достоин большего.
Когда пришло время надевать кольца, Эдвард заставил Эндрю волноваться. Он следил за тем, как друг ищет по карманам пиджака футляр, и сжимал руку невесты, чтобы та не беспокоилась.
«Если ты забыл кольца, лучше беги прямо сейчас», - мрачно подумал Забини и с тревогой и угрозой посмотрел на своего шафера. Может, если бы это был обычный день, он воспринял это как шутку, но сегодня он видел во всем куда больше опасности для самого важного дня в их с Офелией жизни.
Наконец заветный бархатный футляр был отдан волшебнику, что проводил церемонию, и Эндрю уже с улыбкой посмотрел на друга, весь вид которого говорил: «Разыграл!».
Пришло время надевать символ вечной любви на безымянный палец его Офелии. Он не любил пафосные речи, так же, как не любил помпезность, но сегодня должен быть праздник, которая бывшая мисс Нотт, а ныне миссис Офелия Сесилия Забини запомнит на всю жизнь. Эндрю опустился на одно колено, несколько секунд смотрел на тонкие изящные пальцы своей невесты, чтобы собраться, набраться решимости сказать ей сейчас то, что говорил наедине. Взгляд Эндрю устремился снизу-вверх, ему стало тяжелее дышать, но он хотел, чтобы все знали о его чувствах к Офелии. Слова, что он сейчас скажет, будут значить куда больше брачных клятв.
- Моя дорогая Офелия, иногда слов не хватает, чтобы описать свои чувства. Сердца, бьющиеся в такт, понимают друг друга без слов. Но сейчас мне так хочется, чтобы те, кто не знают о чем говорят наши сердца, слышали, что хочет сказать тебе мое. Когда я вижу тебя, я немею, потому что я по-прежнему очарован твоей красотой. Ты центр моей вселенной, ты всегда в моих мыслях и ты стоишь для меня больше, чем все богатства мира. Ты самая прекрасная женщина в мире и лишь рядом с тобой я чувствую себя живым. Пусть сегодня меня назовут влюбленным дураком или излишне сентиментальным... – Эндрю сделал паузу, чтобы перевести дыхание, а после продолжил. – Но рядом с тобой я даже готов выглядеть шутом, лишь бы слышать твой смех. Нет таких слов, ни на одном из языков мира, чтобы описать то, что я чувствую к тебе! Все истории имеют свое начало и конец, сегодня начало нашей, но я обещаю, перед всеми собравшимися нам близкими и родными людьми, что наша с тобой история будет бесконечной. Она найдет продолжение в наших детях, внуках и правнуках.
Сегодня я обещаю при всех, что ты никогда не будешь знать, ни горя, ни бед, потому что все твои печали я заберу себе, мой ангел. – Эндрю надел кольцо на палец Офелии и накрыл его своим поцелуем, а после медленно поднялся, поднимая фату и открывая лицо своей уже супруги. - Vuoi sapere quanto ti amo? Immagina che ogni battito del tuo cuore sia un mio. Ti amo e ti amerо fino a quando il mio cuore batte.* - Эндрю улыбнулся, без фаты он наконец-то увидел глаза своей Офелии и, улыбнувшись, накрыл ее губы своими.
Обряд завершился более чем традиционно.
_________________
* Хочешь знать, как сильно я тебя люблю? Представь, что каждый удар твоего сердца мой. Я люблю тебя и буду любить, пока бьется мое сердце.

Отредактировано Andrew Zabini (2013-02-05 12:28:06)

+1

14

"Платье невесты сияло, как глаза жениха, когда она шла к нему под дождем из розовых лепестков", - с усмешкой прокомментировал про себя происходящее избитой фразой из "Пророка" Пьюси. Он имел право хотя бы посмеяться, верно? И он наверняка припомнит Эндрю чуть позже его прочувствованную длинную речь. И молчаливое смущение мисс Нотт - пардон - миссис Забини. Ни одна мелочь, ни одна досадная нелепость не укроются от цепкого взгляда выпускника Слизерина, и ничего не пощадит его злой язык. Но ему это простят, как и выходку с кольцами и тысячи других... Потому что он Эдвард Джереми Пьюси, который всегда делает то, что считает нужным и получает, что только захочет. Так всегда будет думать его лучший друг, не зная, что самое свое сокровенное желание Полоз не стал исполнять ради их дружбы.
Никто ничего ему не расскажет. Ни Офелия, ни Эдвард. Ради общего спокойствия и потому что "змеи" не рассказывают о принесенных ими жертвах.
Этим вечером он наверняка окажет одной из дам достаточно знаков внимания, чтобы в свете заговорили о скорой помолвке, но на следующий день молодой человек даже не вспомнит, чьи глаза сравнивал с бриллиантами, звездами, морем или чем-то еще столько же романтичным, сколь и бессмысленным.
Он не начнет пить, не станет затворником, не покинет Британию. Пьюси продолжит привычную жизнь, в которой он король, станет также очаровывать дам, шутить и плести тонкую сеть интриг. Наверняка судьба его будет блестящей... В душе слизеринца не поселятся сожаления о несбывшемся, потому что он не умел сожалеть.
Только легкая тень будет ложиться на его лицо при виде молодых супругов Забини. Но кто обращает внимание на такие мелочи?

May be Happy End

+2


Вы здесь » Hogwarts: The Bad Blood » Флэшбэк » "Свадьба лучшего друга"