Hogwarts: The Bad Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: The Bad Blood » Архив флэшбеков » Rise like a Phoenix


Rise like a Phoenix

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название Флэшбека.
Rise like a Phoenix
2. Место и дата действий.
Место - Хогвартс, время - драккл его знает, как только окончится эта эпопея с туманом.
3. Участники.
Brendon Harold, Marie-Victoire Weasley
4. Краткий сюжет
Once I'm transformed
Once I'm reborn
You know I will rise like a phoenix
But you're my flame

5. Предупреждение
Нет.

0

2

Туман, призраки, трупы и откушенные головы, кошмары, этот директор... Харольда это все порядком достало.
Даже не так. Это доводило до синих чертиков, белого каления, дрожащих рук запойного алкоголика и нервного тика. Нервы уже были ни к черту, паранойя достигла своего предела, многие - не он, слишком зельевар любил свою жизнь, но многие  - уже чуть ли не прощались с жизнью.
А оно вдруг раз! - и закончилось. Закончилось так, как закончилось. Когда уже начало складываться ощущение, что из замка они просто никогда не выйдут, вечно разгуливая по коридорам и промышляя каннибализмом.
Хотя нет, были в этой идиотской истории и свои плюсы. Когда отношения между людьми стремительно улучшаются.
При этой мысли Харольд мог только то ли усмехаться, то ли - Мерлин защити и сохрани! - довольно улыбаться. Да уж, их отношения с Мари-Виктуар Уизли как-то в мгновение из "никаких" скакнули в приятельско-дружеские, а затем совсем в другую сферу.
Ну что поделать, Мари и вправду была очень хороша. И дело было совсем не в вейловской крови, которой то и почти не осталось. Да, она роскошна - именно по-взрослому, зрело, а не как студенточки, - и очень красива. Но Брендон очень скоро убедился в том, что в ней есть твердый характер и несгибаемый дух. А практически все особи мужского пола в ее присутствии реагировали абсолютно одинаково, как по команде - пускали слюну и им вдруг срочно требовалось в мужскую комнату. А она была куда сложнее. Виктуар была действительно очень умна, а не как пустоголовые куколки, у которых мозгов с яйцо докси, на которых Брендон уже нагляделся в избытке и от которых начинало подташнивать. А умная и красивая барышня заводит куда сильнее, нежели красивая дура.
Харольд очень хорошо помнил, когда впервые убедился, что сражен не только красотой, но и силой Мари-Виктуар.  Тогда, в учительской, когда они допрашивали Малфоя.
А потом... Потом чего только не было. Были поминки по МакГоногалл. Были чуть ли не детсадовские держания за руки. Были и обнимания, и прижимания ее к нему в поисках защиты. Харольду почему-то очень не хотелось, чтобы она решила, что интересует его исключительно из-за внешности. Посему все шло крайне осторожно. Потом они целовались, да. И совсем не только в щечку. Что, впрочем, не удивительно - они, в отличие от окружающего их большинства, взрослые люди.
И вот наконец это вынужденное заточение закончилось. Харольд не хотел дольше сидеть в башне, как принцесса из маггловской сказки. И он потащил Мари из замка. Хотелось приобнимая за талию, но приходилось блюсти лицо перед своими студентами - Харольд только хмыкнул, чего они только тут и так уже не видели - поэтому обошлось рукой.
Так получилось, что вышли они одними из первых. На улице было солнце, которое сильно резануло по глазам. Но уж лучше так. Если бы на улице был снова туман, Харольд бы засмеялся в голос, уверенный, что хренотень просто вышла на новый уровень. Но вокруг было светло.
Когда он проморгался, Харольд чуть не оглох. Оглядевшись, он присвистнул. Вокруг было целая прорва авроров, сотрудников Министерства, перепуганных родителей и родственников.
- А что это вы тут делаете, а? - спросил было Харольд, а потом до него дошло. Не только они не могли выйти, а еще никто не мог к ним войти. Не получая вестей из замка, наверняка все подняли панику.
На них накинулись со шквалом вопросов, но тут к счастью вышел Лонгботтом и Харольд свободной рукой вытолкал его вперед. Как никак, он был замом МакГоногалл, следовательно - исполняющий обязанности директора теперь он, не считать же директором это нечто.
"Еще нужно будет отвечать за смерть каждого... А за Ламбертса с нас всех три шкуры спустят".
Он сильнее сжал руку Мари и посмотрел на нее. Тут наконец Брендон увидел, как сквозь толпу к ним протискивается страшное нечто, вопящее: "Мари!!!". Отбросив мысли о маггловском фильме его детства про попугая, искавшего хозяйку с этим именем, Харольд помрачнел. Это был не Уизли - он был немного старше девушки, а Харольд хорошо знал всех Уизли-Поттеров, ибо почти всех учил. Ответ напрашивался один и он Брендону очень не нравился. Ее хахаль.
Желание встать в позу и заявить "Прости, мальчик, ты опоздал!" было ну очень сильным. Вот очень. Но Харольд был не наивным прекраснодушным идиотом. Ему хватало мозгов, чтобы понять, что у прорицательницы могут быть другие планы. Может, тут "лубофф", а он просто под руку подвернулся.
- Мари, это тебя зовут, - заявил он, помрачневший как грозовая туча. Он выпустил руку девушки и даже сделал небольшой шаг в сторону, дабы не мешать разговору.

+5

3

Мари-Виктуар Уизли никогда не считала себя достаточно сильным человеком, способным пережить подобное событиям в Хогвартсе. Да и сейчас не считала - ведь когда она была уверена, что вот-вот сдастся, рядом был Брендон, ставший по-настоящему родным человеком. Поначалу она не хотела признаваться самой себе, что чувствует к Зельевару то, чего никогда не испытывала к Теду, но, в конце-концов, пришлось пересилить себя.
Туман изменил их всех, и Мари, как и всех Уизли-Поттеров, это коснулось в первую очередь - все до конца надеялись, что каким-то образом Молли вернется к ним. Но, увы, неизбежное так и осталось неизбежным. И все это время рядом был именно Харольд, который смог понять ее, увидеть в ней не только правнучку вейлы с прекрасным лицом, а человека умного и способного испытывать боль. До сих пор помня дословно слова Вайса, Мари не переставала думать о том, как на самом деле к ней относился Тед. Любил ли по-настоящему? Или отдавал дань семье, приютившей его после гибели Римуса и Тонкс? "Сейчас не время об этом думать. Наслаждайся моментом, Мари-Виктуар. Вскоре тебе предстоит серьезный разговор"
Они с Брендоном стояли перед открытыми дверьми к Главном Зале, и девушка шумно вдыхала свежий воздух, солнце слепило, но она не обращала внимания - прижавшись к Зельевару, она вновь пыталась привыкнуть к свободе и отсутствию смертельных опасностей на каждом шагу.
- Не могу поверить, что все наконец-то закончилось, - прошептала она и уткнулась в плечо Харольду. - Ты, конечно, как хочешь, но я в замке не появлюсь ближайшие несколько жизней, - она подняла голову и посмотрела на него. Сердце при этом задало бешеный ритм, а ноги начали подгибаться, будто ватные. "Неужели я что-то такое же сильное чувствовала и к Теду? Неужели я...позволяла ему себя так целовать? Или обнимать меня подобным образом?", - природу чувств Прорицательницы к Люпину сейчас было объяснить довольно легко - он был рядом все ее детство, всю юность, стал самым первым объектом нежных чувств. Но так и остался почти родственником, за которым следовало присматривать так же, как и за разбойником-Луи или Джеймсом. "Наша свадьба изначально была ошибкой, как и наши длительные отношения,  поэтому я так легко и согласилась уехать. Спасибо МакГоннагал... Жаль, что она не дожила до этого момента", -осознание того, что пол-жизни она провела не с тем человеком, оказалось довольно легким. Потому что сейчас она поняла, чего и кого действительно хочет.
Брендон взял ее за руку, и они вместе, держась друг друга, вышли из Хогвартса. Но вместо привычной тишины, нарушаемой лишь шелестом листьев деревьев в Запретном лесу их встретил громкий гул голосов, который только усилился с появлением первых заточённых.
Виктуар обеспокоенно начала озираться, невдалеке она заметила и Гарри с Джинни, и Рона с Гермионой, и своих родителей, которые уже обнимались с Луи и Доминик. Рядом Перси и Одри плакали, прижав к себе Люси. Сердце девушки сжалось, ей тоже захотелось подойти к ним, извиниться, что не смогла сберечь кузину, но тут же ее взгляд выцепил из толпы их с Тедом общего знакомого, его коллегу по работе. "О нет... Тедди, конечно, ты же не мог не приехать... Здесь все. И ты часть этой большой семьи", - то, что случилось после, она не могла представить и в самых страшных кошмарах. Люпин, крича, что есть сил ее имя, пронесся сквозь весь лагерь.
- Брендон, пожалуйста, позволь мне поговорить с ним, - прорицательница бросила на Харольда умоляющий и до неприличия нежный взгляд. "Что я могу ему сказать? Прости, дорогой, но все эти годы я обматывала и себя и тебя, внушая всей родне, что мы поженимся и заведем детей? А на самом деле, я просто видела в тебе кузена или брата?", - эти слова ранили бы его до глубины души, а последнее, чего хотела Виктуар - сделать больно родному человеку.
Когда Харольд отпустил ее руку и отошел, Мари почувствовала, как начинает дрожать - ей не хотелось разрушить нечто, зародившееся в гуще всех хогвартских событий.
И вдруг она оказалась в объятиях Теда, аврор покрывал поцелуями ее щеки и шею, а когда отстранил девушку от себя на миллиметр, Мари увидела в его глазах такую искреннюю радость, что ощутила себя тем самым директором, не меньше. И прорицательнице ничего не оставалось сделать, как обнять его в ответ. "Так мать обняла бы сына после долгой разлуки, но не страстно-влюбленная невеста", - Виктуар отстранилась буквально через секунду, ощущая на себе взгляд Брендона. Она повернулась к Зельевару
- Брендон, это мой...жених, Теодор Люпин, - Зельевар стоял мрачнее тучи, и Мари его прекрасно понимала.
- А это кто? - настороженно спросил Тед, взяв Виктуар за руку. Она же шумно вздохнула и мягко убрала ее.
- Это профессор Брендон Харольд, - Мари запнулась, собираясь с мыслями. "Как же ему все это объяснить? Его там не было, он никогда не поймет, какого это - гореть заживо изнутри..." - Тед, нам нужно серьезно поговорить. Возможно, сейчас не время и не место, хотя, не возможно, а точно... - она посмотрела на родителей. Те, пока не заметив старшую дочь, продолжали обниматься с ее кузенами, братьями и сестрами, - но сказать это необходимо прямо сейчас, - Виктуар, отойдя от жениха, вновь оказалась вплотную с Брендоном и быстро взяла того за руку. - Дело в том, что я люблю этого человека. Очень сильно и по-настоящему, - воспользовавшись замешательством Теда, прорицательница шепнула Харольду на ухо "Мне надо с ним поговорить. Я быстро. Пожалуйста, не уходи никуда"
После этого она буквально оттащила Люпина за собой.

Отредактировано Marie-Victoire Weasley (2014-05-14 06:26:27)

+3

4

Стоило Харольду отойти от девушки, как этот рыжий - хотя нет, не рыжий... Опять рыжий... "Метаморф..." - Харольд скривился. Становилось понятно, почему Виктуар обратило на "это" свое бесценное внимание. Он мог принять любую внешность, на вкус дамы, что, впрочем, не снимало того обстоятельства, что в жизни метаморф был редкостным уродом.
Поэтому Харольд поспешил отвернуться, когда это чудо в перьях кинулось лизаться к прорицательнице с таким щенячьим восторгом, что это было и смешно, и неприлично. От такого зрелища Харольда даже слегка затошнило. И дело вовсе не - тут Харольд заскрежетал зубами, мысленно исправляя в мыслях "вовсе не" на "не только" - в ревности, но и самом зрелище.
"У этого паскуды ни капли самоуважения... Ладно, ему плевать на себя, так хоть бы девушку не позорил... Вот гарантирую, еще минута - и он начнет распускать руки. И неважно, что на глазах у всех. Сомневаюсь, что такое это смутит".
Смотреть на это было решительно невозможно и Харольд яростно развернулся на каблуках. Правда, вышло настолько яростно, что он, не рассчитав, крутанулся на все триста шестьдесят градусов.
Выругавшись под нос, он снова отвернулся и сплюнул на землю. На его счастье, ему под руку подвернулся Стаффорд. Брендон за тормозил приятеля, радуясь, что удалось не поддаться соблазну и схватить собутыльника за воротник или зашкирку. Определенно, это лизучее создание вывело его из равновесия.
- Роб, когда нас закончат пытать по поводу погибших и всего, немедленно идем напиваться. Надо обмыть счастливое возвращение в мир живых.
На язвительный комментарий, что можно и по девочкам, Харольд только усмехнулся, по возможности саркастично, и кивнул. Да уж, раз жаждешь утешения, надо его искать. Вот только зельевар понимал, что скорее всего сегодня по девочкам ему не пойти. Что поделать, если есть Виктуар?
Когда приятель отошел, Брендон таки бросил быстрый недовольный взгляд на "парочку". По счастью, все эти телячьи нежности уже кончились. Харольд не выдержал и вознес про себя благодарность Мерлину.
Мари представила ему своего "жыниха". Выдав "Оченно приятно" - сказать это без сарказма не вышло, - зельевар едва удостоил этого Люпина слабым кивком головы. Большего все равно не заслужил, особенно с попытками показать "Мое!!!" и подхватываниями под руку. Но видимо Виктуар таки чувствовала себя неловко и руку высвободила, что определенно повысило зельевару настроение вперемешку со злорадством. Да и не выглядела девушка счастливой.
Однако тут Мари заявила, что им нужно серьезно поговорить. Харольд уже собирался отойти, мысленно представляя, что девушка начнет каяться, что у нее в замке была интрижка, но это не в счет. Но вместо этого она подошла вплотную уже к нему и, взяв за руку, заявила, что неравнодушна к нему.
У Брендона глаза на лоб полезли. На Люпина он не смотрел, с ехидством ожидая, когда раздастся звук грохнувшейся на землю челюсти. Будь на ее месте слизеринка - можно было бы ждать, что ведьма ведет игру и добивается, чтобы червяк ползал перед ней на коленях. Но не Мари.
Девушка шепнула ему, что должна поговорить с ухажером, и просила его не уходить. Брендон усмехнулся и ответил:
- Могла бы и не просить, пупсик. Никуда ты от меня не сбежишь.
После чего, не удержавшись, он обхватил девушку за талию, стремительно слегка приподнял ее над землей и быстро поцеловал в щеку. Затем он опустил ее на землю, так же быстро, как и поднял, с таким видом, словно ничего не произошло.
Наблюдая за тем, как девушка оттащила от него Люпина, Харольд, довольно усмехаясь, подумал о том, что что-что, а бордель сегодня похоже отменяется.

+2

5

Чувство вины вновь появилось. Оно ведь и не подумало исчезнуть даже в тот самый момент, когда она поняла, что Брендон Харольд - единственный человек, ради которого Виктуар готова была стать изгоем в глазах всей семьи. Да, оно ненадолго затихло, предоставив девушке время подготовить хотя бы приблизительный сценарий объяснений не только с Тедом, но и со всеми Уизли-Поттерами. Но все заготовки были перечеркнуты, потому что Мари представляла себе этот разговор совсем по-другому.
И вот вина вновь полностью вернулась, когда она сказала "Я люблю этого человека". При этом Прорицательница бросила мимолетный взгляд на родителей, Гарри с Джинни и Рона с Гермионой. "Объясниться с Тедом - одна проблема. Но нам с Брендоном вместе придется преодолевать всех остальных", - все они знали Римуса и Тонкс, они растили Теда почти вместе и в голос одобряли "роман"с Виктуар. Помнится, бабушка Молли хотела, чтобы папа женился на Тонкс... Фактически, Прорицательница сейчас исполняла давнишнюю волю семьи, при этом не желая этого самой. "Я больше не та девочка...", - теперь Уизли хотела счастья прежде всего для себя. И оно состояло в Зельеваре.
Но она знала жениха...бывшего жениха. Ведь никто не становился автором по доброте душевной и мягкому податливому характеру. Возможно, когда-то он и был таким, но работа сильно закалила его. Нет, он никогда не поднял бы на девушку руку, тем более на Виктуар, и тем более, когда и семья, и коллеги рядом. Но Брендон... "Пусть Тед убьет меня, но не тронет Харольда ни пальцем... Прошу, Моргана, пожалуйста. Впервые в жизни я становлюсь эгоисткой, впервые я делаю что-то ради самой себя... Не дай случиться ничему плохому. Я готова поверить в любые высшие силы, лишь бы все прошло гладко. Хотя бы без рукоприкладства", - именно поэтому она бросила предостерегающий взгляд на Брендона. Поэтому отрицательно покачала головой - ему не следовало целовать ее, пусть и пасторально в щечку, при Теде.
- Я скоро вернусь, - прошептала она и отошла вместе с Люпином в сторону.
Разговор был тяжелым, почти непосильным. Каждое слово давалось Виктуар с титаническим трудом, хоть и больший упор был сделан на происходившее в замке. Про Молли она упомянула вскользь, оставив подробности для допроса. Но главное было сделано - Уизли разорвала помолвку. Она объяснилась, и сделано это было с максимальной осторожностью. Хотя в конце она все же не выдержала. Был ли это страх или последствия стресса, Мари сказать не могла, но она заплакала. Слезы потекли по ее щекам, и Виктуар даже не попыталась их остановить - если она начинала плакать, остановиться было сложно.
Но самым страшным оказалось гробовое молчание Теда. Когда Мари набралась смелости и посмотрела ему в глаза, то увидела в них боль, которую она никогда не смогла бы испытать, даже после потери еще кого-нибудь из семьи. Прорицательница чувствовала себя сгорающей заживо, но и возрождающейся заново одновременно. И это не означало отсутствия вины - наоборот, она усилилась в несколько тысяч раз и ударила еще больнее. "Мне есть ради кого все это говорить. Мне есть ради кого становиться изгоем... Мерлин, пожалуйста!" - повторяла она себе во время всего разговора, действительно надеясь на благосклонность высших сил.
И Мерлин с Морганой уберегли ее только от одного - Тед не набросился на Брендона и не ринулся на Виктуар. Он просто развернулся и ушел, не обращая внимания на назойливые расспросы коллег и друзей. "Он не просто ушел, Мари, и ты это знаешь", - настойчиво шептал ей внутренний голос, и на этот раз Прорицательница была с ним согласна. Люпин, которого она знала, никогда ничего просто так не отпускает. Но во что выльется его месть - никто не мог знать. Оставалось надеяться, что семья сможет его образумить.
Вспомнив о родителях, Уизли обернулась и увидела, как мама с папой и Ник настойчиво машут ей руками. В ответ она сделала то же самое, но, вместо того, чтобы пойти к ним, она, до сих пор плачущая и вытирающая слезы ладонями, вернулась к Брендону.
- Мы поговорили, - тихо прошептала девушка и сделала то, чего несколько месяцев назад никогда бы не позволила на людях. Встав на цыпочки, она обвила руками шею Брендона и поцеловала его. Поцеловала по-настоящему и так, как никогда не позволяла Теду.
Оторвавшись от Зельевара, Мари, еще вытирая слезы, взяла его за руку.
- Брендон, я надеюсь, ты любишь меня так же сильно, как и я тебя, потому что только что я пошла против всей семьи, - Уизли прижалась к нему, и рыдания вырвались наружу. Она не могла сказать, сколько они так стояли. Скорее всего, недолго, потому что ни родителей, ни других рядом так и не было. Поэтому, взяв себя в руки, Виктуар улыбнулась Харольду и нежно провела рукой по его щеке.
- А теперь самое время представить тебе всех Уизли-Поттеров-старших, тебе так не кажется? - Мари взяла любимого за руку и повела сквозь толпу к семье, которая, недоумевая, пристально смотрела на Виктуар и Брендона.

+1

6

Где-то в дальнем углу мозга Харольда была мысль, что его собственное поведение сейчас не сильно отличается от того, что делал этот метаморф буквально пару минут назад. Но здесь сыграло собственное эго, некрасиво, но уж какое было. Когда рядом женщина, которую не только хочешь и желаешь, но еще те же самые глаголы стоят в сцепке с "ценить, защищать, оберегать" , то устоять от соблазна ой как непросто.
Самого этого метаморфа Харольд не слишком боялся. Да, тот боевой маг. Но оценить его мускулатуру бывший спортсмен мог. Главное - сократить расстояние, а дальше дело сноровки.
Когда Мари оттащила Люпина в сторону, Брендон снова потянулся. Убедившись, что его самого никто ее не ищет и не встречает, он направился к ближайшему дереву, под которым развалился, прислонившись спиной к стволу. Вытащив из кармана фляжку с остатками огневиски, он набрал его в рот, но пить не стал, только прополоскал рот и сплюнул на землю. Завинтив крышку, он на мгновение задумался, после чего сделал то, чего не делал уже около года - вытащил из внутреннего кармана мантии маггловскую сигарету. Он успел поотывкнуть от дыма и даже слегка закашлялся, как подросток во время первой сигареты. Пока тут такой беспорядок и никто не начал задавать вопросов - хвала Мерлину, он не декан, пусть родители Каэты достают Бхатию! - остается только ждать.
Когда Мари, вся в слезах, вернулась, он зажигал уже третью. Чертыхнувшись, он метким движением бросил так и невыкуренную сигарету в Черное озеро - то-то гриндилоу будут рады новой игрушке - и встал на ноги. При этом он обеспокоенно смотрел на ведьму - женские слезы всегда его ставили в ступор. При этом было сильное желание съездить кулаком аврору по морде.
- Мы поговорили, - шепотом заметила Мари. Брендон не успел спросить, к какому результату они пришли, как Мари обняла его и поцеловала. Мужчине ничего не оставалось, кроме как ответить, крепко прижимая девушку к себе, положив руку ей на затылок и запустил пальцы в ее роскошные волосы. Хотя поцелуй и вышел уж слишком соленым. То, что вокруг целая прорва разных молокососов, их родителей, журналюг, авроришек и министерских, было как-то побоку.
Мари потом сказала, что, по сути, она ради него пошла против семьи, и, прижавшись, разрыдалась. В некотором замешательстве - женские слезы! - Брендон прижал Уизли к себе, осторожно гладя ту по волосам.
- Моя хорошая, хватит надежд, уверенность куда больше тебе подходит, - сказал он негромко.
Наконец, девушка успокоилась. Не успела она закончить про своих родственников, как Харольд сам ее поцеловал, снова не шибко стесняясь. После, прижавшись на мгновение лбом к ее лбу, он лукаво заметил:
- А твою многочисленную родню мы переубедим. Замок перебороли, смерть перебороли, и с ними справимся. Это же мы.
После чего он еще раз хитро усмехнулся.
- Хорошо, пошли знакомиться с твоими родственниками. Вид у меня, конечно, не шибко презентабельный, но придется им довольствоваться таким - в замок за галстуком я точно не пойду.
Когда она потащила его к членам своего клана, он постарался стереть с лица самодовольную ухмылку, крепко сжимая Мари руку, показывая всем и ей в первую очередь, что всяким Тедам это не разорвать.

Конец (и облом всем, кто жаждал несчастливого)

+1


Вы здесь » Hogwarts: The Bad Blood » Архив флэшбеков » Rise like a Phoenix